Семен Семенченко: Когда прокуратура саботирует дело по Иловайску, а коррупционеры в армии – безнаказанны, я обязан бороться

Жов 3 • Комбат, Новини • 360 Просмотров • Коментарі Вимкнено до Семен Семенченко: Когда прокуратура саботирует дело по Иловайску, а коррупционеры в армии – безнаказанны, я обязан бороться

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Между командиром “Донбасса”, народным депутатом Семеном Семенченко, и военным прокурором Анатолием Матиосом – давняя война. Вот и на днях, соболезнуя погибшим в Днепре патрульным полицейским, Матиос не преминул уколоть противника: “Именно таких подонков, как “торнадовец” Пугачев “Гамми”, активно защищал и защищает нардеп Семен Семенченко”.

Что думает по этому поводу сам Семенченко, мы узнали из первых уст.

Анатолий Матиос, к сожалению, избегает интервью с “КП” в Украине”, но мы всегда готовы предоставить ему слово.

“ПРОКУРАТУРА БОЛЬНА!”

– Семен, вы с  Матиосом похожи на дуэлянтов, которые не могут ни примириться, ни поразить друг друга. Вас зацепил его последний выпад? Когда он в “Фейсбук” представил вас “братаном” Александра Пугачева.  

– У меня нет  личной неприязни к Матиосу, возможно, в общении он даже приятный человек. Но по роду своих обязанностей как военного депутата я обязан выявлять нарушение закона, которые происходят в военной сфере и критиковать бездействие генеральной прокуратуры по борьбе с этими нарушениями. И я не просто депутат, я комбат, который потерял в боях более ста боевых товарищей. Если бы я даже не имел особого служебного рвения, то память о них не дала бы мне пройти мимо и промолчать.

Воровство генералами квартир, которые строятся для офицеров, воровство денег, которые выделяются на оборону, на вещевое довольствие бойцов на передовой – все это есть в реальности. Два года наш комитет отправляет запросы в военную прокуратуру, но  ни одно дело ими не доведено до суда. А безнаказанность порождает вседозволенность .Я обязан сказать: прокуратура больна! Прокуроры два года саботируют передачу дела в суд по Иловайску, расследование по Крыму, по Славянску, откуда выпустили Гиркина, по Дебальцево, покрывает преступления высших чинов Генштаба и чиновников минобороны.  Когда я вижу уголовные дела против добровольцев, в которых обвинителями и потерпевшими выступают предатели Украины и пособники оккупантов, а сепаратисты спокойно разгуливают, то я обязан говорить – военная прокуратура работает не на Украину. Все конфликты, которые раздувает Матиос, его детские обзывания в соцсетях, фейки про мои ранения, звания имеют одну цель: отвлечь внимание людей от репрессий против защитников родины и тотального разворовывания страны. Но сам военный прокурор меня не интересует. Меня интересуют те, кто дает ему приказы.

–  Собираетесь ли вы защищать Пугачева как остальных бойцов “Торнадо”?  

– Чиновники военной  прокуратуры обманывают людей, рассказывая  о том, что я “защищал” или брал на поруки бойцов “Торнадо”. Я защищал их право на открытый суд. Валентина Лихолита (бывший начальник штаба “Айдара”) я на поруки брал, бойцов “Донбасса” – тоже, партизана – “Равлика” тоже. А “торнадовцев” не брал и не требовал их освободить. Считаю, что участие в АТО не может быть индульгенцией. Но я видел много лжи по делу “Торнадо”. Людей обвиняли в изнасилованиях, убийствах, а в деле ничего этого нет. Апофеозом брехни было заявление главного военного прокурора, что есть видео, на котором запечатлены преступления батальона. А генпрокурор Юрий Луценко признал, что такого видео нет. Есть только запись показаний со слов потерпевших. Из 12 подсудимых бойцов “Торнадо” только двое  обвиняются в половых преступлениях. Так почему же десятерых не могут судить открыто? Чего боится власть?

“МЫ МНОГОГО НЕ ЗНАЕМ ОБ ЭТОМ ДЕЛЕ”

–  На странице в соцсети Пугачева есть мерзкий компромат на бывшего комбата “Торнадо” Руслана Онищенко. Это скрины переписки о сексуальных извращениях с участием детей. О ней, в частности, упоминали и в Генпрокуратуре.  

– Я уже говорил, что в уголовном деле этого  нет. Не детей ни скринов ни извращений. Год назад проводилась экспертиза, было установлено, что развратных действий в отношении детей не было. Об этом сообщали журналисты “Слидство инфо”. Очередная ложь.

– Если виновных  в поджоге “Интера” найдут и окажется, что это бойцы добробатов, какую займете позицию?  

– Буду требовать  открытого суда.  Это не просто европейская норма, это элементарные признаки правового государства. Мы не доверяем таким людям, как военный прокурор Матиос или обвиняемый НАБУ в незаконном обогащении прокурор АТО Кулик, который не дали  результата в виде легитимных приговоров, занимаются дешевым самопиаром в СМИ. Мы хотим, чтобы  общество и пресса в открытых судах сами могли все увидеть и разобраться, кто прав, а кто – виноват.

– Как относитесь  к инициативе Арсена Авакова предоставить полицейским презумпцию правоты?  

–  В Днепре полицейские показали себя героями, это новая генерация. А сколько осталось старых, которые готовы совершать преступления, истязать людей? Наверняка помните, как недавно в Кривом озере полицейские убили человека. Я не считаю, что события в Днепре как-то изменились бы, если была такая презумпция.  К сожалению, нам пока мало что известно об этом деле. Была ли связь убийцы с госорганами, почему он год открыто находился в Днепре, жил у матери, ездил на машине родственников и спокойно ходил в спортзал? Мы должны заставить власть  расследовать это дело и рассказать обществу правду.

“БУДУ ЗАНИМАТЬСЯ НЕ “ШЕСТЕРКАМИ”, А БОССАМИ”

– А как обстоят  дела с вашим уголовным преследованием? Помнится, Матиос обвинял вас в незаконном лишении свободы, превышении служебных полномочий, служебном подлоге… 

– Нельзя открыть  уголовное производство против  народного депутата без согласия  Рады. Никаких дел нет. За прошедший год я выиграл все суды против прокуратуры и черных пиарщиков. Последним решением суда мне возвращено офицерское звание, а действия прокуратуры признаны незаконными. Мои слова, что все это просто черный пиар Банковой – подтвердились.

– Вы как-то заявляли, что собираетесь писать заявление  на Анатолия Матиоса в НАБУ. Написали?  

– Да. Но хочу  подчеркнуть, что попытки окружения  президента Порошенко отвлечь  мое внимание исключительно на  Матиоса не пройдут. Я буду заниматься не “шестерками”, а боссами. После  того,  как Апелляционный суд признал действия прокуратуры по фабрикации против меня незаконного решения районного суда незаконными, я подал заявление в НАБУ и в Генпрокуратуру.

– Каков результат?  

– ГПУ не хочет  регистрировать мое заявление, хотя  обязана внести его в Единый реестр досудебных расследований.  Мы заставили их это сделать через суд и сегодня оно должно быть зарегистрировано. Там не только Матиос, там целая группа прокуроров. Отрабатывают заказ Банковой. А в НАБУ я обратился недавно, рассматривают еще. Хотя слабо верю, что при  нынешней системе удастся что-то доказать –  рука руку моет.

“ТРУДНО ОБЪЯСНИТЬ, КАКАЯ У НАС ВОЙНА”

– Как вы оцените  последние Минские договоренности  об отведении войск на километр? Что будет, если Станица-Луганская  превратится в “серую” зону.    

– У меня есть  целостная концепция, которая противоречит  соглашениям, ставящим под угрозу  нашу независимость. “Серые” зоны  уже были, мы потеряли 5 тысяч квадратных  километров из-за того, что их  сразу же занимал противник. И  я, и вся фракция “Самопомичи” категорически против последних соглашений еще и потому, что в них фактически легализованы “ДНР” и “ЛНР”, а Россия из позиции агрессора выведена в позицию наблюдателя. Это резко ухудшает нашу международную позицию, нам труднее будет объяснить, какая у нас война, если мы торгуем с оккупантами и войну войной сами  не признаем. Нужно задушить коррупцию, почистить государственный аппарат, и тогда в Украине хватить средств и на оборону, и на достойные пенсии для пожилых.  А на сильных – не нападают. Мы сейчас создали “Внутренний корпус батальона Донбасс” из ветеранов. Хлопцы помогают в борьбе с коррупцией.

– Недавно президент  ветировал законопроект “Самопомичи” о ротации в армии. 

– Он ветировал не только его, но и законопроект об амнистии, которая по ненасильственным преступления распространялась и на участников АТО. Например, боец взял чужую машину, чтобы вывезти раненых или незаконно проверил у кого-то документы в зоне АТО. Потом на него за это жалуются и прокуроры, склонные к сепаратизму, открывают дело. Рада такие “проступки” простила, а президент фактически без объяснений не дал закону ход. Также случилось и с ротацией.

– Много гадают, объявят ли очередную волну  мобилизации. Ваш прогноз? 

– Думаю, да. Но  результаты будут не очень  хорошие. Постоянно наблюдаю, как добровольческие подразделения – такие, как “Азов” и “Донбасс” стараются вывести с передовой, а туда отправить контрактников. А ведь многие из них не особо хотят воевать, в армию идут за зарплатой. Есть, конечно, немало честных людей, которые сражаются самоотверженно, но их уже гораздо меньше чем было в 2014 году. Будем бороться за то что принципы и дух добровольчества остались в армии

– После трагедии  в Днепропетровске вновь подняли  вопрос о гражданском оружии. Готовы поддержать такой законопроект?  

– Полностью согласен. Если бы у водителя маршрутки  было оружие, то вполне возможно, что все пошло бы по другому  сценарию. Полицейские, повторю, герои, но подготовку нужно явно усиливать  видим к чему приводит работа людей честных, патриотичных, но далеко не таких профессионалов, как возможные противники.

“НАЧНЕМ С СЕБЯ, И НАС БУДУТ УВАЖАТЬ”

– Недавно президент  Израиля обвинил ОУН в расстрелах  в Бабьем Яру, известна позиция  Польши по событиям на Волыни. Как по вашему, почему наши партнеры, поддержавшие Майдан, несколько изменили сейчас риторику? 

– Это результат  слабого отстаивания своей позиции  в мире, попыток просить каких-то  разрешения, прощений. Но не думаю, что нам стоит сильно обижаться  на президента Израиля, когда  внутри страны звучат подобные  заявления. Тот же военный прокурор пытается на основании того, что несколько бойцов могут являться преступниками, пытает очернить все добровольческое движение. Давайте начнем с себя, и тогда нас будут уважать.

– Не только  прокуроры, но и просто люди  часто называют добробаты “рейдерами по вызову”. 

– Везде – в  полиции, в армии, среди добровольцев  есть не только хорошие, но  и плохие. Негативное мнение о  добробатах сформирована с помощью манипуляций. Внутренний корпус “Донбасса” также, как с врагом на фронте, в тылу воюет с “титушками”, с незаконными застройками, с коррупцией, с тем же контрафактом. И всегда в этих войнах хлопцы были на стороне общины. Взять те же противостояния в Святошенком районе Киева, когда мы требовали от полиции пресечь издевательства “титушек” нанятых застройщиком над гражданами. Кто их нанимал? Бабушка с шестого этажа? Дедушка, которому титушки камнем разбили голову, когда он близко подошел к забору? Давайте не будем из за нескольких паршивых овец, которые есть и среди военных и среди гражданских считать плохими всех добровольцев. То есть делать то из-за чего мы сами обижаемся на президента Израиля.

– Во время выборов  в Кривом Роге вы говорили, что город вам нравится и вы бы хотели там жить. Уже купили квартиру? 

–  У меня нет денег, чтобы покупать квартиры. Я получаю зарплату а у меня семья и трое детей.  И в Киеве нет своего жилья, живу в съемном. Все, что у меня было, – осталось на оккупированной территории. В Кривом роге я открыл депутатскую приемную, где работает наша команда. Сам не могу постоянно там находится. Страна горит в коррупции, в беспределе, поэтому приходится много ездить и много работать. Часто бываю в зоне АТО. Кривому Рогу тоже уделяю внимание. Надеюсь смогу уделять больше.

Похожие Записи

Комментарии закрыты.

« »